укр       рус
Авторов: 412, произведений: 41421, mp3: 334  
Архивные разделы: АВТОРЫ (Персоналии) |  Даты |  Украиноязычный текстовый архив |  Русскоязычный текстовый архив |  Золотой поэтический фонд |  Аудиоархив АП (укр+рус) |  Золотой аудиофонд АП |  Дискография АП |  Книги поэтов |  Клубы АП Украины |  Литобъединения Украины |  Лит. газета ресурса
поиск
вход для авторов       логин:
пароль:  
О ресурсе poezia.org |  Новости редколлегии ресурса |  Общий архив новостей |  Новым авторам |  Редколлегия, контакты |  Нужно |  Благодарности за помощь и сотрудничество
Познавательные и разнообразные полезные разделы: Аналитика жанра |  Интересные ссылки |  Конкурсы, литпремии |  Фестивали АП и поэзии |  Литературная периодика |  Книга гостей ресурса |  Наиболее интересные проекты |  Афиша концертов (выступлений) |  Иронические картинки |  Кнопки (баннеры) ресурса

Распечатать материал
Опубликовано: 2010.07.07


Тамара Дьяченко

Две любви Александра Загорулько


                                 



           Мы знакомы ровно тридцать лет, с того памятного 1980-го года,  когда  в Симферополе при обкоме комсомола работала литературная студия для начинающих поэтов и прозаиков.  Съезжались в студию молодые крымские дарования со всех уголков Крыма и Херсонщины, читали свои талантливые – а как же иначе? – стихи и рассказы, знакомились, общались, дружили. Вот тогда я и познакомилась  с молодым симферопольским врачом Александром Загорулько.  Уже тогда Саша писал хорошие стихи.
             
           В конце восьмидесятых студию нашу прикрыли из-за выпадения студийцев из комсомольского возраста. Набрали взамен юных, надеясь на то, что они подхватят переходящее знамя. Не подхватили. Из тех, кто ездил со мной в те годы на студию, сложились хорошие крепкие поэты и прозаики Сергей Новиков, Владимир Куковякин, Олег Шушеначев, Валерий Левенко…  Среди тех, кто шел за нами, таких имен не было.
               
           После разгона студии прошли годы. Жизнь разметала всех в разные стороны. И так случилось, что лишь несколько лет назад судьба вновь столкнула меня с Сашей – Александром Загорулько. Я знала, что он занимается медициной,  много поездил по свету,  издает хорошие поэтические книги.
               
           Три года назад  прочитала в журнале «Радуга» роман Александра Загорулько «Гора и мышь» и поняла, что Саша пришел от стихов к большой прозе. А потом он подарил мне одну за другой несколько своих книг: «Алоха», «Время снукера», «Система защиты», «Хроника убийства лидера партии».  И я открыла для себя сложившегося  писателя, пишущего не только умные и серьезные, но и профессионально сильные  книги.
           
          Сегодня  мне хочется рассказать об Александре Загорулько тем читателям, которым еще только предстоит познакомиться с творчеством этого писателя.
                   
          Александр Загорулько не берет избитые темы. Он пишет о том, о чем до него либо не писали,  либо писали мало.  Примерами могут служить романы «Гора и мышь» и «Время снукера».
           
          В его книгах -  захватывающий сюжет, заковыристая интрига, не позволяющая читателям до последних страниц найти разгадку. Писатель умело держит вас  в напряжении и лишь на последних страницах дает ответы на возникшие   вопросы.
         
           Сегодня, когда у большинства авторов преобладает суржик,  книги Александра Загорулько написаны прекрасным русским литературным языком.  Когда раскрываешь его книгу,  язык писателя вначале кажется  тяжеловатым, несовременным, архаичным. Через две-три страницы ты привыкаешь к нему, вчитываешься, входишь в книгу – и дальше наслаждаешься филигранностью его родниковой прозрачности прозой, которую я назвала бы бунинской. Сегодня так почти никто не пишет. Современный писательский словарь чаще всего беден и куц, предложения просты до примитивизма, сюжет изначально предсказуем.
         
          Как часто герои современных книг разговаривают одинаково, стереотипно! У каждого из героев Александра Загорулько образная речь, со своими, только этому персонажу  присущими оборотами, словечками, хохмами, даже слова-паразиты у каждого – свои. Герои разговаривают, и за этими диалогами проступают индивидуальные, интересные характеры.  Они живые, его герои.
       
          Не знаю, кто из  крымских писателей его поколения написал так много и с такой любовью о Крыме. Его книги – истинно крымские. Видно, что он прекрасно знает Крым, исходил и объездил его вдоль и поперек, любит крымскую природу и щедро делится этой любовью и своим восхищением со своими читателями.
   
           «Когда творение было завершено, мастер еще раз взмахнул рукой, и тонкая кожица густых лесов с высокой травой солнечных полян и спрятавшимися в тенистых распадках горными озерами легла поверх каменных пустынь. Перед тем, как отдохнуть, утомленный великолепной работой художник легким дуновением оживил все вокруг. В горных потоках заплескалась форель, быстрые олени и косули замелькали меж деревьев, наполняя леса стремительным и в то же время плавным движением, а белоголовые сипы и могучие грифы распахнули крылья и легко вознеслись в высокое небо с восходящими струями воздуха.
         
          Чудный Крым родился по воле Творца.
         
           Всякий раз, когда Ника открывал великую книгу гор и долин, он испытывал острое чувство восторга, охватывающее все существо при виде окружавшего великолепия».
           
          Что меня поражает  в  книгах Александра Загорулько, так это умение в малом увидеть большое, в, казалось бы, обычном  – необыкновенное. Бесчисленное множество раз уезжала я с симферопольского вокзала. Дождавшись в людской толчее электричку, брала ее штурмом, занимала место с бою, отдышавшись, равнодушно смотрела на уплывающий назад вокзал. Или, приехав, выходила вместе с толпой на пыльную (мокрую, заснеженную) привокзальную площадь и спешила поскорей на остановку, чтобы уехать к ожидающим меня делам и людям. Вокзал как вокзал, кто бы обращал на него внимание?!
           
          И вдруг читаю в книге «Система защиты»:
           
          « Череда воздушных, почти невесомых арок, соединявшая два вокзальных комплекса в единый ансамбль, казалась вырезанной из тончайшей фанеры. Будто прилежный школьник, усердно выполняющий домашнее задание по труду, взял лобзик и, тщательно отмеривая каждое движение, выпилил изгибы арок на одном дыхании, а затем, вдоволь налюбовавшись безупречной работой, покрасил дивное изделие белой эмалью.
           
          Аркада соединяла ту часть вокзала, что завершалась башней с часами, со зданием касс, камер хранения, ресторана и залов ожидания с высоченными потолками.
             
          Циферблат часов на легкой белоснежной башне был украшен знаками зодиака. Когда-то куранты были живы, и выросший неподалеку  Гаврюша любил слушать их странный, с едва различимой хрипотцой звон. Но потом часы стали подавать голос все реже, пока не замолчали вовсе.
         
          А Веня в детстве представлял, что зодиакальные фигурки сделаны не из алебастра или гипса, а изготовлены искусным кулинаром и покрыты сладчайшей глазурью. Ах, как захотелось забраться наверх и, расположившись на часовой стрелке, как в какой-нибудь сказке, лизнуть блестящую поверхность Стрельца или Рыб!
         
          С противоположной стороны ажурная аркада спускалась на несколько ступенек вниз и приглашала прохожего или пассажира в уютный итальянский патио. В центре окруженного все теми же арками дворика был разбит цветник с глубоким декольте посередине. На клумбах цвели пышные розы, а в центре стоял маленький фонтанчик, чей неумолчный шепоток придавал месту особое очарование».
             
          Согласитесь, что такую восторженную хвалебную оду вокзалу мог написать только влюбленный в свой город человек!                
             
           И еще одна ода – на сей раз крымскому вину «Каберне»:
   
           «О, чудесный напиток «Каберне»!..
             
           Это вольный напиток, обволакивающий десны, язык и небо, предостерегая от лишних неосторожных слов. Он веселит мысль, одновременно подгоняя и ускоряя ее. Он распахивает дверцы тайников души, выпуская из тесных каморок чувства новые, радостные и беззаботные.
             
          «Каберне» - это кровь любви, потому что пылают щеки, горят глаза и любящие губы тянутся к ожидающим поцелуя устам.
             
           Да здравствует веселье «Каберне»!
             
           Но, Боже мой, как светла его печаль!»              

           Меня восхищает, как Александр Загорулько пишет  о любви – предельно откровенно и при этом  предельно… целомудренно! Отношения двоих даны всегда глазами мужчины, и  мужчина этот, обладая женщиной, смотрит на нее влюбленными глазами, поднимает женщину  на немыслимую высоту нежности, обожания, восхищения, обожествляет ее! Читая, сам становишься чище, сопереживаешь героям, их любви.
         
          « - Ленчик! – еле слышно шептал Ника между поцелуями. – Ленчик! Девочка моя милая! Я так люблю тебя!
           
          Молодой человек приоткрывал глаза и сквозь щелочки век видел, как подрагивали в ответ ресницы девушки. Улыбка чуть трогала ее губы, и она тоже открывала глаза. Несколько мгновений фокусировала взгляд на его лице, словно возвращаясь из волшебного мира любовной неги, где не было ничего, кроме трепетных прикосновений, ощущения полета с замершим от счастья сердцем и заслонившим все желанием принадлежать Нике.
         
          Трогательная струйка пота появлялась из-под завитков мягких волос и медленно ползла по шее к чудесной ложбинке на груди. Ника слизывал ее, но она появлялась снова. Солоноватый вкус смешивался с молочным ароматом тела, дышащего любовью. Вместе с запахом хвои, исходившим от окружавших укромную полянку сосен, он дурманил
головы, заставляя молодых людей забыть обо всем на свете…»
           
          Когда я прочла первые прозаические книги Александра Загорулько, они произвели на меня такое сильное впечатление, что я задумалась:  сколько  еще таких же мощных книг он мог бы написать, если бы не отвлекался на медицину?!  А своим ли делом  занимался он в жизни, подумалось мне?!..  В разговоре с  одной молодой женщиной-медиком  в Севастополе, я назвала ей имя Александра Загорулько, спросив, слышала ли она о таком? И услышала в ответ:
               
          - Еще бы: это же ученый с мировым именем!
           
          И я была поражена еще раз, узнав, что Александр Кимович Загорулько – не только профессор, доктор наук, заведующий кафедрой патоморфологии в Крымском медицинском университете, академик Международной Академии патологии, но и ученый, открывший новые лекарства, помогающие при бронхиальной астме, туберкулезе, при лечении недоношенных новорожденных. Мировая научная общественность высоко оценила достижения Александра Загорулько в разработке новых лекарственных препаратов и в области изучения морфологии легких: в 2007 году Кембриджский международный биографический центр удостоил его звания «Выдающийся ученый ХХ1 века».
             
           В марте прошлого года, когда в Киеве проходило вручение международной литературной премии имени Долгорукого, и нам с Александром вручили: ему – премию, а мне  – диплом, мы много общались. И я, будучи  под впечатлением от  Сашиных  научных медицинских нагрузок, многочисленных  поездок по странам мира, спросила его:
         
           - Скажи,  когда же ты успеваешь писать книги?
           
           - А черт его знает! – легко отшутился он.

           Это прозвучало так весело, залихвастски, по-мальчишески, что мы, не сговариваясь, расхохотались.
           
           Воистину, талантливый человек талантлив во всем!  
           
           У Александра Загорулько две любви – медицина и литература.
             
           Господь Бог погладил его по голове, дав возможность и способности заниматься и тем, и другим. И Александр не подкачал, сделав огромный вклад в современную медицину.
           
           Что же  касается литературы, то  на сегодняшний день библиография Александра Загорулько насчитывает восемнадцать книг стихов и одиннадцать книг прозы.
           
           Я  глубоко убеждена, что Александр Загорулько – не симферопольский, не киевский и не московский писатель. По своему таланту это   писатель европейского уровня, создавший талантливые, философские, мощные книги!
           
          И дай Бог ему  ту известность, которой он заслуживает!




                                                              ТАМАРА ДЬЯЧЕНКО


                                                                                    Севастополь



Опубликованные материали предназначены для популяризации жанра поэзии и авторской песни.
В случае возникновения Вашего желания копировать эти материалы из сервера „ПОЭЗИЯ И АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ УКРАИНЫ” с целью разнообразных видов дальнейшего тиражирования, публикаций либо публичного озвучивания аудиофайлов просьба НЕ ЗАБЫВАТЬ согласовывать все правовые и другие вопросы с авторами материалов. Правила вежливости и корректности предполагают также ссылки на источники, из которых берутся материалы.


Концепция Николай Кротенко Программирование Tebenko.com |  IT Martynuk.com
2003-2021 © Poezia.ORG

«Поэзия и авторская песня Украины» — Интернет-ресурс для тех, кто испытывает внутреннюю потребность в собственном духовном совершенствовании