укр       рус
Авторов: 413, произведений: 42393, mp3: 334  
Архивные разделы: АВТОРЫ (Персоналии) |  Даты |  Украиноязычный текстовый архив |  Русскоязычный текстовый архив |  Золотой поэтический фонд |  Аудиоархив АП (укр+рус) |  Золотой аудиофонд АП |  Дискография АП |  Книги поэтов |  Клубы АП Украины |  Литобъединения Украины |  Лит. газета ресурса
поиск
вход для авторов       логин:
пароль:  
О ресурсе poezia.org |  Новости редколлегии ресурса |  Общий архив новостей |  Новым авторам |  Редколлегия, контакты |  Нужно |  Благодарности за помощь и сотрудничество
Познавательные и разнообразные полезные разделы: Аналитика жанра |  Интересные ссылки |  Конкурсы, литпремии |  Фестивали АП и поэзии |  Литературная периодика |  Книга гостей ресурса |  Наиболее интересные проекты |  Афиша концертов (выступлений) |  Иронические картинки |  Кнопки (баннеры) ресурса

Распечатать материал
Опубликовано: 2009.09.03


Василь Дробот

Наследница по прямой


Тамара Дьяченко – поэт, прозаик, переводчик, журналист. Все эти составляющие ее творческой судьбы равноправны, существуют параллельно, при этом, и все насущны. Кстати, первая журналистская публикация Тамары Дьяченко появилась именно в журнале «Радуга» № 10 за 1982 г. С тех пор она успешно печатается и в «Радуге», и еще во многих украинских и не только украинских периодических изданиях.
Член НСПУ, Лауреат литературной премии им. Л.Толстого (2008), конкурса «Общественное признание. Честь имею жить в Севастополе. 2005 год», Всеукраинского фестиваля «Калиновые острова»-99.
Член Международного союза славянских журналистов. Заслуженный журналист Украины. Литературный редактор газеты «Флот Украины».
Автор нескольких книг стихов и прозы.
Итак, книга Тамары Дьяченко «Чтобы доброе в людях увидеть». Стихотворения. Севастополь, 2009, издательство «Библекс», 176 с…
Хорошая, серьезная книга. Несколько раз перечитал ее, пока решился сесть за рецензию. Никогда женщина не была настолько откровенна со мною. Как теплая волна, бьется в книге человеческая судьба, высказанная на том уровне простоты, который превращает стихи в доверительный разговор и заставляет читателя сопереживать и быть предельно осторожным, чтобы не задеть, не обидеть душу, доверчиво открывшуюся навстречу.
«Я – наследница по прямой!» - уверенно заявляет она и перечисляет все родные ориентиры от тихой улицы, пыльной скатерти с бахромой до тишины и мечты земной. И, вроде бы навязшие, вехи жизни наших отцов оказываются не устаревшими, но вечными. И на фоне привычно-знакомых, как детство, улочек души проходит продолжающая их жизнь.
Безоглядно живу на свете,
Переменчивая, как март.
Так же решительно вычленяет она самое главное в жизни:
Что может быть важней любви и нежности?
Все прочее – из области долгов.
Что поражает в ней, так это – способность просто и безыскусно сказать обо всем (и о себе в том числе) с болью и с юмором, да не просто в размере и в рифму, а стихотворением, где непременным компонентом являются колдовство звука и улыбка Музы.
Я ночью искусаю карандаш,
Не в силах передать,
Как пахнут сосны.
И проявляется в строчках живущий рядом мир, теплеет, очеловечивается, приобретает черты, характерные для автора, или наделяет своими чертами ее:
Чайки-южанки кричат, как базарные бабы,
Крыльями машут и воздух сиреневый пьют.
или
И полнилась соком береза,
Как женская грудь молоком.
и, как чайка, взлетает над уходящим в море кораблем мятежное слово «люблю», и нежным женским телом ощущаются раны расстрелянной вместо человека березы:
В тайге истекла береза
Соком. Слезами. Кровью.
Касаясь военной темы, в таком прославленном городе как Севастополь очень легко оказаться в плену штампов: тема-то бойкая и популярная, писано о войне – переписано…
У Тамары штампов нет. Может быть, именно потому, что герои рассказов о войне – ее соседи, люди родные и знакомые с детства, а не обитатели постаментов. И еще, может быть, потому, что поэзия у нее настоящая и штампов в себе не терпит, ведь, мягко говоря, похожий на поэта человек это тот, кто уже знает, что нужно уметь писать правду, но ещё не понял, что нужно не уметь врать. Скрыть это умение невозможно – именно оно придает сказанному привкус банальности. Строка должна быть чистой, как дыхание. Тамаре скрывать нечего. Ее строки чисты.
Тамара – счастливый человек. Она в состоянии передать свои ощущения, чувства, небо, которое видит, дождь, который почему-то пахнет фиалкой, луч, запутавшийся в струях дождя, нежные слова, которые произносят друг другу птицы, торжествующий закат, восходящую звезду, ветер, шелестящий складками воздуха о твою собственную руку – всё то, что даровано каждому, но замечается и хранится только поэтической душой. И не беда, если в ходе этого читателю открывается его собственная жизнь. Кому же еще она может принадлежать?
И неправдой оказывается утверждение, что мир ежегодно, ежедневно, ежесекундно рождается заново – нет, он рождает человека – ежегодно, ежедневно, ежесекундно…
Как трудно человек рождается,
Как тяжко, Господи, как больно!
И нежность к миру оказывается нежностью к человеку, темы природы переходит в тему любви, беззаветной и жертвенной:
Стань маленьким, тебя я обниму,
Благословляя в дальнюю дорогу.
Мечется в строке нагая душа женщины и доверяется, говорит открыто, не таится, и своей откровенностью вызывает уважение и нежность.
Нет-нет, да и прорывается в ней ее кормящая профессия – журналистика. Но здесь у нее – вспомогательная роль. И возникающая вдруг многоплановость образа («Уличный художник», например) делает его еще более выпуклым, точным и, тем не менее, художественным, живым.
В любой борьбе, на войне, в разлуке, в самой страшной беде – всегда побеждает любовь, выживает добро, и это – вектор для человеческой жизни.
Когда же устану на все отвечать я добром,
И силы иссякнут, и сдамся разлуке на милость,
Тогда у тебя вдруг впервые заноет ребро.
То самое…
То, из которого я появилась.
Отсюда – такая высокая ответственность в ее стихах, отсюда – невозможность не выдержать напряжение, взятое с рождением обязательство победить в неустанной борьбе доброго со злым, живого с мертвым, чуткого с равнодушным:
Свой всему живому век и свой черед.
Испокон – от дедов к внукам – цепь имен.
Но на мне заканчивается мой род
И со свистом лопается связь времен.

Оттого, как по канату, оттого!
И нельзя ни расслабляться, ни зевать.
Впереди меня и сзади – никого.
Вот сорвусь – и некому подстраховать.

За троих я истово сейчас тружусь.
Беды неминучие я отведу.
Удержусь я на канате, удержусь,
Я пройду, мои родные, я пройду!

Она пройдет, она выдержит, не может не выдержать, подвести, остаться в стороне…Найдите эту книгу и прочтите ее. Теплее станет на душе.



Опубликованные материали предназначены для популяризации жанра поэзии и авторской песни.
В случае возникновения Вашего желания копировать эти материалы из сервера „ПОЭЗИЯ И АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ УКРАИНЫ” с целью разнообразных видов дальнейшего тиражирования, публикаций либо публичного озвучивания аудиофайлов просьба НЕ ЗАБЫВАТЬ согласовывать все правовые и другие вопросы с авторами материалов. Правила вежливости и корректности предполагают также ссылки на источники, из которых берутся материалы.


Концепция Николай Кротенко Программирование Tebenko.com |  IT Martynuk.com
2003-2021 © Poezia.ORG

«Поэзия и авторская песня Украины» — Интернет-ресурс для тех, кто испытывает внутреннюю потребность в собственном духовном совершенствовании