укр       рус
Авторов: 413, произведений: 42351, mp3: 334  
Архивные разделы: АВТОРЫ (Персоналии) |  Даты |  Украиноязычный текстовый архив |  Русскоязычный текстовый архив |  Золотой поэтический фонд |  Аудиоархив АП (укр+рус) |  Золотой аудиофонд АП |  Дискография АП |  Книги поэтов |  Клубы АП Украины |  Литобъединения Украины |  Лит. газета ресурса
поиск
вход для авторов       логин:
пароль:  
О ресурсе poezia.org |  Новости редколлегии ресурса |  Общий архив новостей |  Новым авторам |  Редколлегия, контакты |  Нужно |  Благодарности за помощь и сотрудничество
Познавательные и разнообразные полезные разделы: Аналитика жанра |  Интересные ссылки |  Конкурсы, литпремии |  Фестивали АП и поэзии |  Литературная периодика |  Книга гостей ресурса |  Наиболее интересные проекты |  Афиша концертов (выступлений) |  Иронические картинки |  Кнопки (баннеры) ресурса

Распечатать материал
Опубликовано: 2008.01.03


Вареник Наталья

Новогоднее интервью при свечах (Встреча с Константином Меладзе)


Необычная популярность этого человека резко контрастирует с его «закрытостью», нежеланием пиарить себя и узким кругом общения. Говорят, что его телефонные номера постоянно меняются, а остроумные автоответчики способны отпугнуть самых настойчивых фанатов и папарацци…
Несмотря на это, известный автор песен и генеральный продюсер многих творческих проектов (в том числе и только что завершившегося проекта «Фабрика звезд») Константин Меладзе согласился дать эксклюзивное интервью.
Наша встреча состоялась что называется «по свежим следам» - на третий день после возвращения Константина из Москвы, где он четыре месяца работал над своим самым глобальным проектом.
Известие о том, что в гостеприимный дом писателей на Банковой, где мы должны были встретиться, приедет Константин Меладзе,  мгновенно облетело все кабинеты...
Мела метель. Машина, в которой композитор ехал из-за города, увязла в снежных заносах, а у окон и на лестничных пролетах  писательского дома терпеливо ждали молодые секретарши и пожилые дежурные - все, кто искренне любит замечательные песни этого талантливого человека…
Наконец, он появился – именно такой, каким мы привыкли его видеть на телеэкране – в  джинсах, скромный и сосредоточенно-серьезный…
Но мистика этого вечера только начиналась: новогодние духи-проказники позаботились, чтобы это интервью стало по-новогоднему необычным – во всем здании внезапно выключили свет.
Беседовать с Константином пришлось при свечах, выхватывая из сумрака его задумчивый профиль, и оставляя в темноте старинную лепнину каминов и потолка, а также витающих над нами фантомов музыки…

-   Константин! Вы – автор своего рода «символа» этого Нового года – замечательной песни из продолжения фильма «Ирония судьбы» в исполнении Аллы Пугачевой и Кристины Орбакайте. Как родилась идея этого новогоднего сюрприза?

-   Я написал эту песню в промежутках между «фабричными» делами, буквально в течение  нескольких часов. Должен признаться, мне понравилась эта работа, она мне кажется интересной. В новом фильме «Ирония судьбы» всего одна моя песня, но она является неким лейтмотивом, который время от времени повторяется.

-   Завершилась «Фабрика звезд». Какие чувства Вы сегодня испытываете – грусть, облегчение или удовлетворение?

-   Самое главное, что я испытываю сейчас – это усталость, поскольку  только телевизионная часть это проекта (не говоря о подготовительной!) длилась 4 месяца. Объемы работы – огромные, задачи – сложнейшие, это труд без отдыха и почти без сна.  Анализ своих ощущений я еще не проводил, потому что прошло всего три дня, и я еще не «отошел» от этого проекта. Но, безусловно, это было интересно и поучительно для меня. Я встретил там много интересных и способных ребят, которыми буду заниматься в дальнейшем. Найти для себя в этой среде что-то новое не так просто, я хорошо это знаю, поскольку много лет занимаюсь шоу-бизнесом. Именно это очень ценно и приятно. Таков главный итог, который я могу констатировать по истечении 3 дней после проекта. Думаю, что через месяц-другой я все проанализирую, что-то осядет, и тогда я смогу рассказать о своих впечатлениях более «членораздельно»…

-   В этом году главный приз «Фабрики» достался Украине, нашей участнице. Зрители уже привыкли, что «золото» на различных фестивалях часто достается россиянам, москвичам. Как получилось, что в этом году им досталось «серебро»? Это исключительно заслуга конкурсантки или не обошлось без Вашего решающего слова?

-   На этой «Фабрике» было всего двое москвичей – Марк Тишман и Влад Соколовский. Остальные ребята – из  Дальнего Востока, Сибири, Украины, Прибалтики, Белоруссии…
Это была настоящая «сборная Советского Союза». Никаких географических преимуществ быть не могло в силу того, хотя бы, что я – не москвич. Мы сделали все, чтобы это было абсолютно честное и идеально справедливое распределение наград и поощрительных призов.
На мой взгляд, это шоу проходило очень корректно, с минимумом конфликтов и каких-то неприглядных вещей. Все было очень респектабельно и что называется – душевно.
Победил тот человек, который показался продюсерам и публике наиболее глубоким и интересным. Хотя, безусловно, все, кто прошел в финал и особенно тройка лидеров – это люди, которые имели шансы стать первыми. Между первым и третьим местом были совсем небольшие разрывы. Сыграли роль какие-то сотые или даже тысячные доли процентов в сознании продюсеров. Победила Настя Приходько, потому что в совокупности самых разных показателей, она показалась нам чуть глубже и интересней.
Хотя и Марк Тишман, и две новые группы , которые образовались на «Фабрике», тоже замечательные. Я бы, честно говоря, тоже дал им 1 место, но это невозможно…

-   Что Вы можете сказать о Насте Приходько? Какими видите ее творческие перспективы?

-   Это совершенно непрогнозируемый человек, и вся ее привлекательность в том, что она «непричесанный», неуправляемый человек-стихия. Ее будущее во многом зависит от каких-то ее внутренних импульсов. И в зависимости от того, одержат ли победу ее позитивные качества, или что-то иное, что будет уводить ее в сторону от карьеры -  и зависит ее дальнейшая судьба. Мне, безусловно, интересно с ней работать, она очень эмоциональна и чувственна,  в этом ее прелесть. Таких певиц очень немного, а подобных фабриканток за всю историю «Фабрик» и вовсе не было. Это, кстати, говорят люди, которые работали на всех семи «Фабриках». Если оценивать перспективы Насти, то ей среднего не дано: она будет или  выдающейся артисткой  или станет просто никем. Середняка, одной из немногих из нее не получится  – она либо станет звездой, либо уйдет из этой профессии…

-   Какие интересные творческие предложения получили победители «Фабрики»?

-   Все предложения могут исходить только от одного человека - от меня. С этими ребятами у меня заключен очень многолетний контракт. Как и все продюсеры на предыдущих «Фабриках», я отвечаю не только за их «фабричную» судьбу, но и за дальнейшее развитие и карьеру. Мы планируем делать записи, ставить концерты, гастролировать…
Начиная с февраля месяца, у фабрикантов начинается масштабный тур по всему бывшему Союзу и даже по США, который продлиться до лета будущего года. В нем примет участие почти вся «Фабрика» - из 16 участников будут гастролировать 12 человек, в том числе и Настя Приходько.

-   Были ли у Вас среди фабрикантов свои любимцы, и как часто Ваш вкус входил в противоречие с мнением других продюсеров и преподавателей? Что побеждало?

-   На «Фабрике» нет жюри, это не конкурс, а телевизионная Академия, в которую набирают талантливых людей. Мы просмотрели и прослушали более 8 тысяч человек, из которых 6,5 тысяч –« в живую»,  и 2 с лишним тысячи по интернету. С наиболее одаренными (это 16 молодых людей) занимались преподаватели, звезды эстрады, огромное количество специалистов.
У меня не было любимцев, потому что я очень  привязался ко всем этим ребятам, особенно к финалистам. Это люди, дальнейшее сотрудничество с которыми я  запланировал заранее.
О том, кто будет номинироваться в очередную тройку, принимали решение продюсеры. А публика и фабриканты решали – кто из троих останется?
Продюсеров было трое – я, мой брат Валерий и телевизионный продюсер Людмила Сенечко,
именно мы и принимали решения…

-   Что побудило Вас стать генеральным продюсером «Фабрики»-2007?

-   Я уже попробовал все, что можно в шоу-бизнесе, и был готов заняться этим именно теперь. Мне предлагали продюсировать «Фабрики» и раньше, но я был попросту неподготовлен – ни морально, ни технологически. Не было уверенности, что я смогу это потянуть. В этом году я почувствовал, что мне это необходимо, нужен был какой-то приток свежего воздуха. И с удовольствием взялся за это дело, поскольку люди, с которыми я это делал – талантливые профессионалы, работать с которыми для меня честь и огромная школа.

-   Говорят, что эта «Фабрика» - если не самая удачная, то уж во всяком случае – самая популярная среди телезрителей и СМИ. Может, сработало правило: все, что делают братья Меладзе – успешно?

-   Основное правило состоит в том, что я очень скрупулезно исполняю свои обязанности, может быть, медленнее и педантичней, чем другие. Мы провели уникальную селекционную работу. Я просматривал претендентов не наобум, а на предмет их пригодности к давно определенным мною целям, жанрам и проектам. Многие ребята, которые попали ко мне на «Фабрику» принимали участие в кастингах на 3-4 фабриках подряд, но их не брали. Я разглядел в них то, что другие продюсеры разглядеть не смогли.
Мне хотелось, чтобы это было многообразие:  16 человек – 16 разных красок, тогда это перспективно.

-   Вы создали прямо во время проекта интересную группу «Инь-Янь», которая чем-то напоминает легендарную  группу «АББА». Собираетесь ли «раскручивать» ее и в дальнейшем?

-   Группы «Инь-Янь» и «БиС» - это два направления, которые я считаю наиболее перспективными. «Фабрика звезд» - это просто технологический этап, во время которого мы ищем и тестируем наиболее талантливых ребят. А по окончании телевизионной части этого проекта переходим к реальному их становлению, как артистов.

-   Почему-то у зрителей сложился стереотип, что «Фибрика» - это проект, куда попадают дети нефтяных магнатов и олигархов…
     Так ли это?

-   Будь на моем месте любой другой человек, он бы ответил, что это не так.
На протяжении семи фабрик генеральный продюсер всегда поступал так, как он считал нужным. Каждая «Фабрика» похожа на своего руководителя, как две капли воды. Каков продюсер – таковы и фабриканты…
Я могу говорить только о себе и своем проекте: мы брали людей прямо с улицы. К нам не попал ни один человек, которого бы кто-то протежировал. Брать детей магнатов или олигархов не имеет никакого смысла, поскольку проект рассчитан не на 4 месяца, а на долгие годы. Поэтому отбирать по блату - нет ни телевизионной, ни коммерческой целесообразности. Суть происходящего: помочь простым талантливым людям со всего огромного русскоязычного пространства реализовать себя. «Дверей» на большую сцену становится все меньше, их уже не осталось, поэтому не будь таких проектов, как «Фабрика звезд», новые артисты и вовсе бы не появлялись. Эту «дверь» на большую сцену мы и хотели использовать для того, чтобы обновить эстрадную палитру нашего музыкального мира. Детям олигархов помогать не надо, у них и так все хорошо. Нужно помогать ребятам, у которых простые родители – они будущее того жанра, которым я занимаюсь почти полжизни…

-   Константин, Ваши музыка, песни очень своеобразны по своему музыкальному ладу, интонациям, ритмике. Это дань национальному колориту или что-то другое?

-   Я не музыкальный критик, чтобы анализировать – просто пишу ту музыку, которая каким-то образом рождается во мне. Эти национальные интонации проступают неосознанно. Наверное, потому, что очень люблю грузинскую, украинскую и русскую народную музыку. Это тот  первоисточник, из которого нужно черпать…

-   Музыку Меладзе невозможно перепутать ни с какой другой. Вместе с тем, слушая песни, например, группы “Modern Talking”, которая тоже весьма специфична, быстро устаешь от однообразия интонаций. С Вашими песнями все иначе: они неповторимо - похожи, но хочется слушать и слушать. Как Вам это удается?

-   Успешная группа, о которой зашла речь, нашла какой-то определенный звук , который стал пользоваться спросом. Они работали в этой идеологии столько, сколько публика воспринимала этот саунд. Я же, в силу того, что хочу быть бОльшим «долгожителем», чем они, все время ищу какие-то разные формы реализации.  Умею делать разную музыку, т.к. в свое время работал и простым музыкантом, и оранжировщиком, и клавишником…
Мне интересно заниматься разными стилями. Кроме того, я  - продюсер, а это более глобально.

-   Вы необычайно популярны, но вместе с тем, был случай, когда, беседуя с одним современным композитором академического жанра,  услышала в ответ на Ваше имя: «А кто это такой?» Почему вас игнорируют в музыкальных творческих союзах?

-   Мне кажется, что современным продюсерам и музыкантам творческие союзы не нужны. Мы сами собираем вокруг себя «творческие союзы». У меня это – Валерий Меладзе со своим коллективом, группа «ВИА Гра», новые люди, которых я сейчас набрал на «Фабрике».
Если бы была необходимость объединиться в какие-то профсоюзы, то люди, которые занимаются современной музыкой, могли бы это сделать. Лично у меня нет необходимости в каких-то сообществах или кланах.
Я не представляю себе, например, Стинга, который приходит в Союз Композиторов. Что бы он там делал? Не понимаю смысла и сущности таких союзов. Любое творчество настолько индивидуально, что подобное объединение для меня абсолютная бессмыслица.
Поэтому мне, естественно, не «светит» никаких званий. Единственная организация, членом которой я являюсь – это российское Авторское Общество, там я получаю свои авторские вознаграждения.

-   Проникает ли Ваше творчество за рубеж? Знают ли его там? Существуют ли какие-то планы в этом направлении?

-   Я противник перевода своих песен на английский,  или другие языки, т.к. боюсь, что это будет хуже оригинала. Поэтому мое творчество рассчитано на людей, которые понимают русский язык.  Моя аудитория за рубежом – это наши бывшие соотечественники, диаспора.
Группы, которыми я занимаюсь, гастролируют по всему миру, а моя музыка хорошо известна во многих странах. Альбомы группы «ВИА Гра» хорошо пошли в юго-восточной Азии, Японии, Китае. Но я не вижу в этом какого-то особого смысла для себя…

-   Константин, а как Вас воспринимают в Грузии, например, официальные лица, творческие люди и просто слушатели?
-   «Официальные лица» для меня такие же слушатели, как и все остальные, а их отношение мне, по большому счету, безразлично – будь то в Грузии, США, или в любой другой стране.
Творческие люди относятся ко мне однозначно хорошо во всех странах, это те, с кем мы разговариваем на одном языке, и их мнение для меня гораздо более ценно, чем мнение каких-то «официальных лиц». Я абсолютно аполитичный человек, и то, что происходит сейчас в Украине, еще более убеждает меня, что эта позиция – совершенно обоснованная и правильная.
У меня очень мало друзей, в том числе и среди творческих деятелей. Есть пара человек, но это из мира старых связей и дружбы…
Мои песни популярны в Грузии так же, как в Украине или России – они доходят туда по тем же каналам радио и телевидения.

-   Как случилось, что Вы стали киевлянином?  Чем привлекает Вас этот город?

-   С 1981 года я жил в Украине - в Николаеве, закончил там институт и работал на кафедре. После того, как в 1993-94 гг. мы стали популярны, переехал с Валерием в Москву. Пожил там два года и понял, что этот город для моей работы не подходит – слишком он суетный и агрессивный, мне было сложно там писать музыку. В то время мы часто гастролировали в Киеве, и я понял, что это – именно тот город, где я хотел бы жить. С 1997 года я живу в Киеве, и  считаю, что этот город – самый лучший в мире!

-   Когда мне довелось писать об Игоре Крутом, выяснилось, что он иногда пишет «серьезную» музыку - для себя. А Вы этим не грешите?

-    Мне неинтересно писать «в стол», я принимаю участие в проектах, которые доходят до публики. Любой творческий человек без слушателя, т.е. потребителя, ощущает себя ущербным. Могу сказать о нас с Валерием: публика – это тот адрес, по которому мы шлем все наши письма.
Иногда я делаю серьезную музыку для кино. Сейчас я заканчиваю полуторагодичную работу в фильме  режиссера Валерия Тодоровского. Это сын гениального режиссера Петра Тодоровского, не менее талантливый, чем его отец.
Фильм, который он снимает – мюзикл, в котором много оркестровой музыки, совершенно непохожей на то, что я обычно делаю. Она звучит в исполнении большого джазового и струнного оркестров. Для меня эта работа уникальна тем, что я реализовываюсь не как продюсер, а как обыкновенный музыкант. Предложений по части кино достаточно много, и я буду этим заниматься, поскольку это как раз и есть серьезная музыка.

-   Братья Меладзе неразлучны. Зрители строят догадки о том, какой у кого характер и темперамент, как вы уживаетесь в жизни и творчестве? Хотелось бы услышать краткий словесный портрет с учетом знаков Зодиака, ведь в Новый год это актуально..

-   Мы сочетаемся, как два человека, которые дополняют друг друга. Он – темпераментный, энергичный и импульсивный. Я – более созерцательный, более длительный. Он – скор на решения, а я долго все обдумываю. Образно говоря, Валерий – южный полюс, а я – северный.
Я не могу одновременно заниматься многими делами, а он – может. Мы с ним – как бы две субстанции, дополняющие друг друга, чего не хватает во мне – есть у него.
По Гороскопу я – Телец, а он – Рак, но я в это абсолютно не верю, потому что есть более серьезные вещи, по которым люди должны сочетаться. Братья и сестры, родители и дети - они сочетаются в любом случае, какими бы не были знаками…

-   Ваши ближайшие творческие планы?

-   Кроме финалистов «Фабрики», буду продолжать работать с группой «ВИА Гра». И как всегда, мой самый главный проект – это Валера. Главнее этого у меня ничего не было, нет и быть не может.

-   Ваша музыка не раз звучала  в новогодних мюзиклах, например, Семена Горова. Планируете ли Вы и дальше двигаться в этом направлении?

-   Я сделал три таких мюзикла, и все, что можно было сделать в этом жанре, уже сделано.
Потом стали появляться другие работы, которые настолько девальвировали эти замечательные истории, что заниматься этим уже не имеет смысла. Да и предложений на сегодня, мне кажется, не будет. Я не люблю долго работать в одном жанре, не переношу однообразия…

-   Константин, Вам нужны какие-то особые условия для работы, например, тишина?
Когда Вам лучше пишется – вечером, с утра или по вдохновению? Какой у Вас музыкальный инструмент?

-   Сочиняю обычно с утра, потому что я – жаворонок. Тексты песен обычно пишу в машине – сажусь и еду по полям и пригородным дорогам. Так были написаны все стихи, по-другому у меня не получается. Инструментов, которыми я владею, достаточно много. Музыку пишу на рояле «Ямаха», который находится в студии на даче. А темы и аранжировки разрабатываю на всевозможных синтезаторах. У меня профессионально оснащенная студия.

-   Вы –  творческий человек, но жилка бизнесмена дает о себе знать?

-   В любом человеке, который сегодня хочет быть успешным, творческие и деловые способности должны сочетаться примерно в равной пропорции. Во мне это сочетается, хотя бизнесмен я вторичный. Но какие-то данные есть, и я их применяю на полную катушку. В современном шоу-бизнесе без этого не выжить!

-   Испытываете ли Вы потребность в интересных авторах текстов?

-   Я сам пишу тексты, так мне просто удобней. Сотрудничал с другими поэтами, когда это были украинско-язычные песни (тут я не силен) или был занят на фабрике. Это не значит, что я пишу лучше всех, просто люблю все делать сам: разрабатывать сценарии для клипов, эскизы одежды и даже прически и макияж. Когда есть центр, который руководит всеми службами, все получается успешней.

-   Планируете ли еще когда-либо вернуться к работе на «Фабрике»?

-   Одного раза в жизни достаточно. Это очень тяжелый проект.

-   Смотрели ли Вы украинскую «Фабрику»? Как она Вам?

-   Я 4 месяца отсутствовал, и ничего толком не знаю. Видел пару каких-то включений, и воспринял увиденное, как некий «пробный шар». Возможно, следующие украинские «Фабрики» будут лучше и профессиональней. Мое мнение: нужно делать либо хорошо, либо вообще не делать. Думаю, что со мной согласятся все, кто смотрел и сравнивал две «Фабрики» - ту, что делал я, и украинскую. Такими вещами должны заниматься профессионалы. В Украине много талантливых ребят, да и в нашем проекте победила украинка, это о чем-то    говорит…

-   У Вас есть увлечения, хобби?

-   Времени на это практически нет. Люблю хорошие машины, ездить с друзьями раз,  или два раза в год на несколько дней к морю.  И это все. Я увлечен своей работой и всю жизнь посвящаю этому.

-   Что Вы ждете от високосного 2008 года? Верите в такие вещи?

-   Человек, который верит в Бога, должен относится к подобным приметам легко и с иронией. Это все условно, хотя и интересно. Не вижу особой разницы между 12 и 13 числом. Моя дочь родилась в високосном году, и все замечательно!

-   Что бы Вы хотели пожелать нашим читателям и всем своим слушателям?

-   Я бы хотел, чтобы люди жили с надеждой на лучшее, вне зависимости -  високосный это год или нет, вне зависимости от выборов или перевыборов, и т.д. Чтобы они сохраняли надежду на светлое будущее и верили, что все будет хорошо. Потому что все зависит от них, а не от високосности года или политиков – уверяю вас! Все зависит от людей, которые сами строят свою жизнь. Поэтому нужно сохранять надежду и оптимизм!

Беседовала с Константином Меладзе Наталья Вареник.





Опубликованные материали предназначены для популяризации жанра поэзии и авторской песни.
В случае возникновения Вашего желания копировать эти материалы из сервера „ПОЭЗИЯ И АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ УКРАИНЫ” с целью разнообразных видов дальнейшего тиражирования, публикаций либо публичного озвучивания аудиофайлов просьба НЕ ЗАБЫВАТЬ согласовывать все правовые и другие вопросы с авторами материалов. Правила вежливости и корректности предполагают также ссылки на источники, из которых берутся материалы.


Концепция Николай Кротенко Программирование Tebenko.com |  IT Martynuk.com
2003-2021 © Poezia.ORG

«Поэзия и авторская песня Украины» — Интернет-ресурс для тех, кто испытывает внутреннюю потребность в собственном духовном совершенствовании